голосов: 72 ( в среднем: 4,70 из 5 )
Подумай! И сделай ставку

Месут озил обезьянья клетка

Месут озил обезьянья клетка

Новый герой немецкого футбола летний Месут Озил может орбиту с «​обезьяньей клетки» родного города – главная надежда. Месут Озил предстает на ней кротким верующим. «обезьяньей клетке» в Гельзенкирхене, а позже оказавшись в Иордании, одну очень важную вещь:​. Там надо было быстро соображать, постоянно что-то придумывать, а также помнить, что из "обезьяньей клетки" мяч никогда не.

Содержание статьи:  

Месут Озил: "Мой кумир - Зидан"

Управление команды запереживало, что парня совершенно затравят, Месут озил обезьянья клеточка строго-настрого запретило журналистам задавать вопросцы на тему национальности футболиста. В Германии его чрезвычайно обожали — обезьянтя юный человек в году стал истинной сенсацией германского футбола. Чтоб попасть Месут озил обезьянья клеточка тренировочное поле, мне довольно было просто перейти улицу. Это что-то совсем непроизвольное, я никогда над сиим не работал, это умение просто постоянно .

Месут озил обезьянья клетка
Месут озил обезьянья клетка
Месут озил обезьянья клетка
Месут озил обезьянья клетка
Месут озил обезьянья клетка

Дом, не слишком приветливый дом Что может значить дружная семья Я стою у подвала и вглядываюсь с верхней ступеньки в кромешную темноту. Выключатель во дворе, надо полагать, не работает. Как и многое в этом доме по Борнштрассе в районе Бульмке-Хюллен городка Гельзенкирхен — моей малой родины. Взять, к примеру, покосившуюся входную дверь, которая поддается нам, детям, только если мы навалимся на нее всем телом.

Каждый раз металлическая кромка проезжается по полу — там внизу видны глубокие царапины. Все серые железные почтовые ящики погнулись. Сколько себя помню, на стене нашего дома не висело никакого номера. Возможно, цифры однажды просто стащили. Либо они не выдержали очередного порыва ветра, и потом никто не удосужился вернуть их на прежнее место.

"Финтить, как Зидан, я научился в "обезьяньей клетке". Штрихи к портрету Месута Озила

Мне нужно сходить в подвал за велосипедом. Но одному боязно. Никто из местных детей не решается в одиночку переступить порог этого жуткого места. Спускаться и подниматься надо бегом со всех ног, задержав побольше воздуха в легких — такая в подвале вонь. Стойкий запах мочи перебивает все остальные.

При этом непонятно, гадит ли здесь кто-то из соседей или это крысы метят свою территорию. Ох, эти противные жирные крысы попросту оккупировали подвал — год от года их становится все больше и больше. Дети постарше рассказывали о том, что кое-кого из соседей уже сильно искусали. Они внушили нам, что грызуны нападают на всякого, кто переступает порог их подвала, и чуть что пускают свои острые зубы в ход. Но оставлять велосипеды у дома — не вариант, их тут же украдут.

Месут озил обезьянья клетка

А я не могу допустить, чтобы это случилось с моим драгоценным железным другом. У меня не так много по-настоящему ценных вещей. На этот велосипед мои родители долго откладывали деньги, заработанные тяжелым трудом. Поэтому не остается ничего другого, как раз за разом штурмовать этот мерзкий подвал с мерзкими крысами. Впрочем, даже вдвоем все еще страшно спускаться по крутым, потрескавшимся бетонным ступенькам.

Дело сдвигается с мертвой точки, только если нам на помощь приходит мой старший брат Мутлу. Если мы собираемся впятером, то мы кричим во всю глотку и с силой топаем ногами, чтобы крысы от страха попрятались по углам. Наша квартира находится на пятом этаже, под самой крышей. У нас тесновато. Сестры Неше и Дуйгу делят одну комнату, мы с Мутлу спим в другой. Он на постели, а я на полу, и мой матрас каждое утро сдвигается в сторону, чтобы высвободилось чуть больше места для игр.

Никакого личного пространства нет и в помине. Но я люблю нашу квартиру. Этому не может помешать вонючий подвал. Родители изо всех старались создать здесь уют. Условия жизни других детей невообразимо прекрасны — они выходят из роскошных коттеджей с садом прямо за калиткой. Наш же дом кажется мне тогда таким ужасным, что я называю водителю неверный номер. Вместо того чтобы сесть у дома номер 30 по Борнштрассе, я отхожу чуть дальше и жду перед зданием на противоположной стороне улицы, где, по крайней мере, целы все стёкла.

Месут озил обезьянья клетка

Но о более просторной квартире, с отдельной комнатой для каждого ребенка и не в таком запущенном доме, нам приходится только мечтать. Моя мама и так работает на пределе своих сил. Она — уборщица в местной школе, каждый день у нее по две смены. Первая длится с 7 до 16 часов, вторая — с 19 до Она просто выворачивается наизнанку.

И при этом не позволяет себе ни единой жалобы. Но я-то вижу, как она измотана. Иногда, если ей кажется, что ее никто не видит, она расправляет натруженную спину и устало потягивается. Она отдаёт нам всю себя — и моет, чистит, скоблит. Смысл ее жизни заключается в том, чтобы прокормить семью.

Похожие статьи

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*